День Люди События. 1 cентября.Открылась фабрика - Апрелевский завод грампластинок

День Люди События.1 февраля.Лондонская фондовая биржа допустила к торгам брокеров-женщин

Serpstat

Экономика бирж сложна. Биржи являются естественными монополиями, ведь и покупателей, и продавцов тянет туда, где заключается больше всего сделок. Лондонская фондовая биржа (англ. London Stock Exchange, LSE) считается самой интернациональной — на нее приходится около 50 процентов международной торговли акциями, и сама является акционерным обществом, чьи акции на ней же и обращаются. Это третья по обороту биржа после Нью-Йоркской и Токийской.

Оптимизация и продвижение сайта

1 февраля 1973 года впервые за свою историю Лондонская фондовая биржа (а была она основана в 1571 году) допустила к торгам брокеров-женщин. Спустя два месяца уже десять из них заняли места в операционном зале. А еще через четверть века, в феврале 2001 года женщина села и в кресло главы Лондонской биржи. Это была Клара Фёрс, хрупкая блондинка в очках, мать троих детей и обладательница огромного состояния. В момент назначения ей было 43 года, 21 из которых она проработала в средоточии лондонского фондового мира – Сити. За ее милой внешностью скрывались железный характер и отличная деловая хватка. Прежнему директору, который основательно запутал дела, пришлось уйти в отставку, и столичные предприниматели пришли к выводу, что навести здесь порядок способен лишь один человек – миссис Фёрс. Как философски заметил один из брокеров-ветеранов: «С хаосом, порожденным мужчинами, справиться может только женщина». Консервативно настроенные участники рынка, возможно, и были удивлены самим фактом того, что в традиционно мужскую отрасль так легко вошла женщина. Сама же Клара Фёрс заявила журналистам, что не видит в своем новом назначении ничего особенного, даже несмотря на то, что по всем стандартам её работа – самая жесткая в лондонском Сити. Этот пост она занимала до 2009 года. Кстати, в 2006 году госпожа Фёрс стала героем первой полосы всех европейских изданий: она обратилась с личным письмом к российскому президенту Владимиру Путину, когда у Уильяма Браудера, главы Hermitage Capital Management, возникли проблемы с российской визой.